Тайны Тиу­а­нако.

©

ТИУАНАКО - КОЛЫБЕЛЬ ЦИВИЛИЗАЦИИ. ИНТЕРАКТИВНАЯ КАРТА.

 


Просмотреть увеличенную карту    Код для вставки на сайт

ТИУАНАКО - КОЛЫБЕЛЬ ЦИВИЛИЗАЦИИ


ТАЙНЫ ТИУАНАКО

ПОПЫТКИ НАЙТИ ОТВЕТЫ


1. ХРАМ КАМЕННЫХ ГОЛОВ


ИСТОРИЯ МОНОЛИТА БЕННЕТТА И ХРАМА В МИРАФЛОРЕС


2. БОРОДАТЫЙ МОНОЛИТ


3. ХРАМ КАНТАТАЛЬИТА


4. ПИРАМИДА АКАПАНА


5. ХРАМ КАЛАСАСАЙЯ


АСТРОНОМИЧЕСКАЯ НАУКА ТИУАНАКО

ГИПОТЕЗЫ ОБ ОБЛИКЕ КАЛАСАСАЙИ

Sanctissimum - СВЯТАЯ СВЯТЫХ КАЛАСАСАЙИ


6. КЕРИКАЛА


7. ХРАМ ПУТУНИ


8. ВРАТА СОЛНЦА


АЛЬБОМ ИЗОБРАЖЕНИЙ ВЫМЕРШИХ ЖИВОТНЫХ

СИМВОЛИКА ВРАТ СОЛНЦА


9. ВРАТА ЛУНЫ


10. ПУМА-ПУНКУ


ОРАКУЛ ПУТАКИ И ВЕЛИКОЕ БЛЮДО

ПЕРВАЯ ИНДЕЙСКАЯ "ИНАУГУРАЦИЯ" ЭВО МОРАЛЕСА

 

ТАЙНЫ ТИУАНАКО.

Сле­дует при­знать, что народ мало инте­ре­сует исто­рия Тиа­у­а­нако, напи­сан­ная уче­ными. Вле­чет к себе его запрет­ная исто­рия, тайны этого места.

«Мас­штабы построек, раз­меры сла­га­ю­щих их моно­ли­тов, – пишет Заха­рия Сит­чин, – искус­ная резьба на памят­ни­ках и ста­туях пора­жали вооб­ра­же­ние всех, кто видел Тиа­у­а­наку (так было названо это место) – начи­ная с пер­вых хро­ни­ке­ров, кото­рые соста­вили его опи­са­ние для евро­пей­цев. И каж­дый удив­лялся его необык­но­вен­ной древ­но­сти и невольно зада­вался вопро­сом, кто и как построил этот необыч­ный город. Самая глав­ная загадка Тиа­у­а­наку – это само его место­по­ло­же­ние. Город построен в пустын­ном и почти без­жиз­нен­ном месте на высоте 13000 футов– почти четыре кило­метра! – среди высо­чай­ших вер­шин Анд, в боль­шин­стве своем покры­тых сне­гом».

«Может быть, это место было выбрано именно из-за своей изо­ли­ро­ван­но­сти и бли­зо­сти гор­ных вер­шин?» – задает вопрос З. Сит­чин. И сам отве­чает: – Может быть, именно эти гео­гра­фи­че­ские и топо­гра­фи­че­ские осо­бен­но­сти – на краю боль­шой плос­кой кот­ло­вины с двумя гор­ными пиками, хорошо вид­ными не только с земли, но и с воз­духа, и исполь­зо­вав­ши­мися анну­на­ками, точно так же, как две вер­шины Ара­рата (высо­той 17000 и 13000 футов) и две пира­миды в Гизе, для обо­зна­че­ния поса­доч­ной тра­ек­то­рии – послу­жили при­чи­ной выбора дан­ного места?».

Несо­мненно, горы сыг­рали в судьбе Тиа­у­а­нако не послед­нюю роль, но загадки воз­ник­но­ве­ния, суще­ство­ва­ния и гибели города свя­заны в первую оче­редь с озе­ром Тити­кака, кото­рое корен­ные жители счи­тают священным.

Фено­мен Титикаки.

Озеро, по мне­нию Гар­си­ласо де ла Веги, полу­чило свое назва­ние от ост­рова Тити­кака, что озна­чает «свин­цо­вый холм». (Теперь ост­ров назы­ва­ется Ост­ро­вом Солнца – Isla del Sole.) Говоря об этом «гигант­ском озере», он упо­ми­нает инте­рес­ный факт: «О его осо­бен­но­стях и их при­чи­нах, ибо оно не допус­кает, чтобы корабли пла­вали по поверх­но­сти его вод, писал отец Блас Валера, и я не вме­ши­ва­юсь в это, поскольку он гово­рит, что озеро имеет много маг­нит­ного камня». Ремарка де ла Веги, конечно, объ­яс­няет, почему по водам Тити­каки пла­вают на трост­ни­ко­вых лод­ках. В то же время сразу вспо­ми­на­ются утвер­жде­ния неко­то­рых совре­мен­ных иссле­до­ва­те­лей о том, что Тити­кака оста­ется под­вод­ной базой для кораб­лей при­шель­цев и нередко можно видеть, как они взле­тают из вод озера или погру­жа­ются в них. В этой связи осо­бенно крас­но­ре­чивы слова де ла Веги «оно не допускает».

Тити­кака рас­по­ла­га­ется в Цен­траль­ных Андах на гра­нице Перу и Боли­вии. Она явля­ется круп­ней­шим в Южной Аме­рике и самым круп­ным высо­ко­гор­ным озе­ром Земли и лежит на высоте 3812 м над уров­нем моря. Ее пло­щадь состав­ляет 8300 кв. км, глу­бина дохо­дит до 304 м. Впа­дина Тити­каки тек­то­ни­че­ского про­ис­хож­де­ния, а само озеро – оста­ток более обшир­ного древ­него водо­ема. Хими­че­ский состав его воды бли­зок к оке­ан­скому. В озере водятся мор­ские живот­ные, оби­та­ю­щие в Тихом оке­ане.

Ост­ров Солнца (2009) Фото twiga_269

Неко­то­рые уче­ные пола­гают, что Тити­кака – оста­ток гигант­ского залива Тихого оке­ана. Гео­логи утвер­ждают, что Анды – горы моло­дые. Когда их не было, Тихий океан глу­боко вда­вался в мате­рик Южной Аме­рики. Потом нача­лось под­ня­тие Анд, залив стал озе­ром. Горы росли и росли, озеро вме­сте с ними под­ни­ма­лось под облака и выше обла­ков. При­чем под­ня­тие это шло рав­но­мерно и плавно: бере­го­вая линия древ­него моря-озера не иска­жена, она хорошо сохра­ни­лась. Кстати говоря, отдель­ные иссле­до­ва­тели счи­тают, что Тиа­у­а­нако было постро­ено на берегу оке­ана и под­ни­ма­лось ввысь вме­сте с Андами.

Есть также пред­по­ло­же­ние о том, что озеро обра­зо­ва­лось в резуль­тате пла­не­тар­ного ката­клизма, про­изо­шед­шего в 11 000 – 10 000 гг. до н.э. и вызвав­шего потоп. При этом вода зато­пила горы до самых высо­ких вер­шин. Когда потоп закон­чился, тихо­оке­ан­ская вода оста­лась во впа­дине, став­шей озе­ром Титикака.

Потоп упо­ми­на­ется в более чем ста леген­дах индей­цев. Суще­ствуют и физи­че­ские дока­за­тель­ства ката­стро­фи­че­ского навод­не­ния и, я думаю не одного, в этом регионе.

Зем­ле­дель­че­ские тер­расы, кото­рые име­ются на скло­нах гор, под­твер­ждают вер­сию потопа. Наи­ме­нее древ­ние из тер­рас нахо­дятся ниже всего, а ближе к вер­ши­нам гор рас­по­ла­га­ются самые древ­ние, кото­рые были постро­ены сразу после потопа, осталь­ные же стро­и­лись по мере того, как вода отсту­пала. Для пере­ме­ще­ния от одного пика к дру­гому исполь­зо­ва­лись лодки].

После потопа оста­лись в живых только те люди, кото­рые смогли укрыться в горах. И если дей­стви­тельно после потопа на Землю при­были «боги из плоти и крови», как утвер­ждает З. Сит­чин, то только на вер­ши­нах гор они могли обос­но­ваться, потому что земля была затоп­лена водой. Хорошо с этим допу­ще­нием кор­ре­ли­ру­ется и почи­та­ние гор и богов гор – апу, столь харак­тер­ное для анд­ской рели­гии. Осо­бенно важ­ные цере­мо­нии пага­пу­сов андцы про­во­дят на высо­ких вер­ши­нах. На самые высо­кие пики совер­ша­ются с этой целью боль­шие палом­ни­че­ства по круп­ным рели­ги­оз­ным празд­ни­кам. Можно пред­по­ло­жить, что когда-то именно высоко в горах индейцы встре­чали богов.

Однако А. Познан­ски счи­тал Тити­каку – «остат­ками вели­кого лед­ни­ко­вого озера, кото­рое в период рас­цвета Тиуа­наку дости­гало ворот этого мега­по­лиса». Он писал:

«Несо­мненно, что вели­кое Анд­ское озеро обра­зо­ва­лось от тая­ния лед­ни­ков, суще­ство­вав­ших во вто­рой и тре­тий пери­оды, и что в преды­ду­щий период это озеро было очень мало – намного меньше, чем в насто­я­щее время. На его бере­гах суще­ствуют создан­ные руками чело­века соору­же­ния, кото­рые были выяв­лены огром­ным и заклю­чи­тель­ным убы­ва­нием озера».

Нали­чие соло­но­ва­той воды и мор­ской фауны в Тити­каке А. Познан­ски объ­яс­няет сле­ду­ю­щим обра­зом: «Во внут­ри­андских реги­о­нах все­гда суще­ство­вали обшир­ные соле­ные озера. Они были, есте­ственно, более низ­кого уровня и суще­ство­вали задолго до послед­него оле­де­не­ния. Они, без сомне­ния, воз­никли в тре­тич­ный период, когда кон­ти­нент появился впер­вые, оста­нав­ли­вая воды оке­ана и фор­ми­руя гор­ные хребты. Также из этого дале­кого пери­ода в эти воды при­шла рыбо­по­доб­ная мор­ская фауна, потомки кото­рой до сих пор живут, пол­но­стью выро­див­ши­еся, в озере Тити­кака и озере Поопи».

Вода озера про­дол­жает отсту­пать. Послед­ние 3 – 4 тыс. лет пло­щадь озера посте­пенно умень­ша­ется. Это про­цесс в насто­я­щее время стал более стре­ми­тель­ным. Если Тиа­у­а­нако когда-то было пор­том, то теперь оно нахо­дится в 20 км от вод­ной кромки.

Под­твер­жде­нием гипо­тезы А. Познан­ски слу­жат находки камен­ных стро­е­ний Тиа­у­а­нако на дне озера Титикака.

На про­тя­же­нии веков сохра­ня­лись легенды о том, что на дне озера Тити­кака есть камен­ные соору­же­ния, похо­жие на те, что нахо­дятся на берегу. Под­вод­ные иссле­до­ва­ния были начаты еще в 1955 г. А в 60-х гг. аква­лан­ги­стам Арген­тин­ской феде­ра­ции пла­ва­ния уда­лось обна­ру­жить на рас­сто­я­нии чет­верти кило­метра от бере­гов озера целый архи­тек­тур­ный ансамбль, про­тя­нув­шийся более чем на кило­метр. Вна­чале арген­тин­цем Аве­лья­не­дой была най­дена аллея из камен­ных плит дли­ной в несколько сот мет­ров, шед­шая парал­лельно берегу. Позд­нее аква­лан­ги­сты наткну­лись на стены выстой в чело­ве­че­ский рост. Рас­по­ло­жены они были на рас­сто­я­нии при­бли­зи­тельно 5 м одна от дру­гой, и так в 30 рядов. Стены опи­ра­лись на общий фун­да­мент из могу­чих камен­ных бло­ков.

В ноябре 1980 г. извест­ный боли­вий­ский иссле­до­ва­тель доко­лум­бо­вых куль­тур Уго Боэро Рохо (Hugo Boero Rojo) объ­явил о нахож­де­нии архео­ло­ги­че­ских раз­ва­лин на глу­бине от 15 до 20 м у бере­гов Пуэрто-Акоста, неда­леко от перу­ан­ской гра­ницы на северо-восточном берегу озера. Были обна­ру­жены храмы, постро­ен­ные из огром­ных камен­ных бло­ков, камен­ные дороги и лест­ницы, осно­ва­ния кото­рых зате­ряны в глу­би­нах озера среди густых водо­рос­лей. Боэро Рохо отнес эти мону­мен­таль­ные раз­ва­лины ко вре­мени веро­ят­ного воз­ник­но­ве­ния Тиа­у­а­нако. Эти руины были най­дены бла­го­даря инфор­ма­ции, кото­рая была предо­став­лена Элиас Мамани, родив­шейся в этом реги­оне более 100 лет назад.

В 2000 г. меж­ду­на­род­ная архео­ло­ги­че­ская экс­пе­ди­ция нашла погру­жен­ный в глу­бины озера Тити­кака древ­ний храм. Руины огром­ной струк­туры, зани­ма­ю­щие пло­щадь почти в два фут­боль­ных поля, были обна­ру­жены за затоп­лен­ной доро­гой, кото­рая начи­на­ется около Копа­ка­баны. Боли­вий­ское пра­ви­тель­ство обя­за­лось спон­си­ро­вать даль­ней­шие иссле­до­ва­ния и раз­ра­бо­тать план пере­носа храма на поверх­ность.

 

Тайна вре­мени возникновения.

Храм Кала­са­сайя фото harvenyc

 

Датой постройки Кала­са­сайи А. Познан­ски пер­во­на­чально счи­тал 15000 г. до н.э. К такому выводу он при­шел, выявив аст­ро­но­ми­че­скую ори­ен­та­цию храма Кала­са­сайи и опи­ра­ясь на зна­ние о том что: 1) все храмы при их постройке были ори­ен­ти­ро­ваны по звез­дам и 2) наклон зем­ной оси с тех вре­мен под­вергся изме­не­нию. Вот что пишет об этом З. Ситчин:

«На про­тя­же­нии тыся­че­ле­тий, с самого зарож­де­ния циви­ли­за­ции астрономы-жрецы смот­рели на небо в ожи­да­нии боже­ствен­ных ука­за­ний – с вер­шин зик­ку­ра­тов Шумера и Вави­лона, хра­мов Египта, камен­ного кольца Сто­ун­хен­джа, Кара­коля в Чичен-Ице. Они наблю­дали, обсчи­ты­вали и запи­сы­вали слож­ное дви­же­ние звезд и пла­нет; для этих целей храмы и обсер­ва­то­рии были точно ори­ен­ти­ро­ваны по небес­ным телам и имели апер­туры и дру­гие кон­струк­тив­ные осо­бен­но­сти, поз­во­ляв­шие Солнцу или дру­гой звезде появ­ляться точно в момент рав­но­ден­ствия или солнцестояния.

Но зачем чело­век изо всех сил стре­мился к этому – узнать пер­во­при­чину вещей?

Обычно уче­ные склонны при­пи­сы­вать аст­ро­но­ми­че­ские изыс­ка­ния древ­них необ­хо­ди­мо­сти для зем­ле­дель­че­ского обще­ства иметь кален­дарь, по кото­рому можно опре­де­лять время сева и время жатвы. Дол­гое время это объ­яс­не­ние при­ни­ма­лось как само собой разу­ме­ю­ще­еся. Однако кре­стья­нин, из года в год обра­ба­ты­ва­ю­щий землю, может пред­ска­зать смену вре­мен года или дожди лучше любого аст­ро­нома – по при­род­ным при­ме­там. При­ми­тив­ные обще­ства в самых отда­лен­ных угол­ках Земли (жив­шие за счет сель­ского хозяй­ства) на про­тя­же­нии мно­гих поко­ле­ний жили и кор­мили себя без аст­ро­но­мов и точ­ного кален­даря. Досто­верно известно также, что пер­вый кален­дарь был изоб­ре­тен в городе, а не в сель­ской местности.

Про­стей­шие сол­неч­ные часы, или гно­мон, дают доста­точно инфор­ма­ции о вре­мени дня и вре­мени года – если кто-то не может обой­тись без них. Тем не менее еще в древ­но­сти люди изу­чали небо, ори­ен­ти­ро­вали свои храмы по звез­дам и пла­не­там и свя­зы­вали свой кален­дарь и свои празд­ники с небес­ными явле­ни­ями. Почему? Потому что кален­дарь был изоб­ре­тен не для сель­ско­хо­зяй­ствен­ных нужд, а для рели­ги­оз­ных. Не для того, чтобы при­не­сти пользу чело­ве­че­ству, а для покло­не­ния богам. А боги – согласно самой пер­вой рели­гии и веро­ва­ниям народа, дав­шего нам кален­дарь – при­шли небес.

Тот факт, что аст­ро­но­мия в соче­та­нии с архео­ло­гией спо­собна помочь в дати­ровке памят­ни­ков, в объ­яс­не­нии исто­ри­че­ских собы­тий и выяв­ле­нии небес­ных кор­ней рели­ги­оз­ных веро­ва­ний, в пол­ной сте­пени был осо­знан лишь недавно. Потре­бо­ва­лось почти сто­ле­тие, чтобы это осо­зна­ние пре­вра­ти­лось в пол­но­цен­ную дис­ци­плину – еще в 1894 году сэр Нор­ман Локьер («The Dawn of Astronomy») убе­ди­тельно пока­зал, что прак­ти­че­ски везде и во все вре­мена храмы (от самых пер­вых свя­тынь до вели­чай­ших собо­ров) ори­ен­ти­ро­ва­лись по небес­ным те-лам.

Однако глав­ным вкла­дом Локьера в фор­ми­ро­ва­ние науки архео­астро­но­мии (почти через сто лет!) сле­дует счи­тать осо­зна­ние того факта, что ори­ен­та­ция древ­них хра­мов может слу­жить клю­чом к опре­де­ле­нию вре­мени их постройки».

У А. Эл­форда читаем:

«Глав­ный иссле­до­ва­тель Тиа­у­а­нако в начале XX века Артур Познан­ски обна­ру­жил, что аст­ро­но­ми­че­ская ори­ен­та­ция храма не соот­вет­ствует накло­не­нию оси Земли в наше время, рав­ному 23,5 гра­дуса. Вос­поль­зо­вав­шись тогда только что опуб­ли­ко­ван­ными сэром Нор­ма­ном Локье­ром архео­астро­но­ми­че­скими тео­ри­ями, а также фор­му­лами, пред­став­лен­ными на Меж­ду­на­род­ной кон­фе­рен­ции аст­ро­но­мов в Париже в 1911 году, Познан­ски дати­ро­вал Тиа­у­а­нако при­бли­зи­тельно 15000-ми годами до РХ!

Эти резуль­таты вызвали инте­рес, и в 1926 году в Тиа­у­а­нако была направ­лена Гер­ман­ская аст­ро­но­ми­че­ская комис­сия, в состав кото­рой вошли док­тор Ганс Люден­дорф, док­тор Арнольд Коль­шут­тер и док­тор Рольф Мюл­лер. Они под­твер­дили вывод Познан­ски о том, что Кала­са­сайя была аст­ро­но­ми­че­ской и кален­дар­ной лабо­ра­то­рией, но время ее стро­и­тель­ства опре­де­лили либо 15000 годом, либо 9300 годом до РХ, в зави­си­мо­сти от при­ня­тых допу­ще­ний. Но обе эти дати­ровки вызвали потря­се­ние в среде уче­ных, так как раньше счи­та­лось, что воз­раст Кала­са­сайя не пре­вы­шает 2 тысячи лет.

В даль­ней­шем Мюл­лер и Познан­ски соеди­нили свои уси­лия, чтобы решить вопрос о дати­ровке. В конце кон­цов они согла­си­лись, что это либо 10050 год, либо 4050 год до РХ. Счи­та­лось, что послед­няя цифра наи­бо­лее веро­ятна и к тому же, по-видимому, точно сов­па­дает с обще­при­ня­тым вре­ме­нем начала сель­ско­хо­зяй­ствен­ной дея­тель­но­сти и вре­ме­нем при­ру­че­ния живот­ных в рай­оне Тиа­у­а­нако».

Таким обра­зом, вопрос о дате воз­ник­но­ве­ния Тиа­у­а­нако (строго говоря, – Кала­са­сайи) А. Познан­ски оста­вил откры­тым. Но известно, что он отно­сил его появ­ле­ние ко вре­ме­нам, пред­ше­ству­ю­щим потопу, а индей­ские легенды свя­зы­вают появ­ле­ние Тиа­у­а­нако с дли­тель­ным пери­о­дом тьмы.

Один из все­мир­ных пото­пов был в 11000 – 10000 гг. до н.э., а вто­рой – биб­лей­ский, если ори­ен­ти­ро­ваться на совре­мен­ный гре­че­ский текст, начался 12 ноября 3268 г. до н.э. по юли­ан­скому кален­дарю. Из этого сле­дует, что все же дата 15000 г. до н.э. вполне может рас­смат­ри­ваться как дата воз­ник­но­ве­ния Тиа­у­а­нако, вто­рая из назван­ных А. Познан­ски дат – 10050 г. до н.э. отпа­дает и оста­ется тре­тья дата воз­ник­но­ве­ния Тиа­у­а­нако – 4050 г. до н.э.

Однако индей­ские легенды свя­зы­вает появ­ле­ние Тиа­у­а­нако с дли­тель­ным пери­о­дом тьмы.

«…Долго пре­бы­вали они, не видев солнца, и …испы­ты­вая боль­шие труд­но­сти в связи с его отсут­ствием, – рас­ска­зы­вает Педро Сьеса де Леона одну из легенд, – они заго­ло­сили и взмо­ли­лись тем, кого они счи­тали богами, попро­сив у них света, [ибо] в нем испы­ты­вали недо­стачу; и в это самое время вышло с ост­рова Тити­кака, рас­по­ло­жен­ного внутри боль­шого озера Кольяо, неимо­верно осле­пи­тель­ное солнце…». А после того как это про­изо­шло, явился бог Вира­коча. «…Огром­ные ста­туи, нахо­дя­щи­еся в селе­нии Тиа­гу­ако… бы[ли постро­ены] с тех вре­мен».

О такой же тьме гово­рится и в мек­си­кан­ских мифах о Тео­ти­уа­кане и его пира­ми­дах. Это не было затме­нием солнца. Оно про­сто не всхо­дило, а ночь не кон­ча­лась в тече­ние 20 ч. Об этом сви­де­тель­ствует Мон­те­си­нос и дру­гие хро­ни­сты. Солнце взо­шло только после рас­ка­я­ния людей, их жертв и молитв.

По логике вещей на про­ти­во­по­лож­ной сто­роне Земли день дол­жен был про­дол­жаться столько же вре­мени, т.е. на 20 ч больше.

«Собы­тие, уни­каль­ность кото­рого при­зна­ется и в Биб­лии («И не было такого дня ни прежде, ни после того»), – пишет З. Сит­чин, – про­изо­шло на про­ти­во­по­лож­ном по отно­ше­нию к Андам краю Земли, и поэтому было про­ти­во­по­ложно тому, что наблю­да­лось в Андах. В Хана­ане солнце не захо­дило около два­дцати часов, а в Аме­рике его вос­ход задер­жался на такое же время».

З. Сит­чин счи­тает, что речь идет о замед­ле­нии вра­ще­ния Земли вокруг своей оси. Он объ­яс­няет это явле­ние сбли­же­нием нашей пла­неты с круп­ной коме­той. Это собы­тие про­изо­шло, по мне­нию З. Сит­чина, около 1400 г. до н.э., что вполне согла­су­ется с дати­ров­кой пер­вого посе­ле­ния в Тиа­у­а­нако в 1500 г. до н.э. по дан­ным археологов.

Таким обра­зом, можно сде­лать вывод о том, что Тиа­у­а­нако воз­никло при­бли­зи­тельно в 4050 г. до н.э., затем было раз­ру­шено пото­пом в 3268 г. до н.э. После потопа часть построек оста­лась под водой. Затем после тьмы, вызван­ной оста­нов­кой Земли в 1400 г. до н.э., оно было воз­ве­дено снова.

Однако по легенде о тьме, запи­сан­ной Педро Сье­сой де Лео­ном, можно дати­ро­вать только явле­ние Вира­кочи, так как в ней гово­рится не о вре­мени воз­ник­но­ве­ния Тиа­у­а­нако, а о появ­ле­нии ста­туй в его честь. Поэтому вполне воз­можно пред­по­ло­жить, что город (хра­мо­вый ком­плекс) в момент при­бы­тия Вира­кочи уже был.

Такова точка зре­ния на воз­раст Тиа­у­а­нако, кото­рую на основе заяв­ле­ний А. Познан­ски и индей­ских легенд выска­зал З. Сит­чин. И надо при­знать, ей не отка­жешь в убе­ди­тель­но­сти. Но когда мне все же посчаст­ли­ви­лось найти главу III труда А. Познан­ски «Тиуа­наку – колы­бель чело­века Аме­рик» («Tiahuanacu – Cuna del Hombre de las Américas»), я поняла, что его гипо­теза иссле­до­ва­те­лями сильно иска­жена. Несо­мненно, все­гда нужно читать автора, а не изу­чать его воз­зре­ния по цита­там из дру­гих книг. Но А. Познан­ски в Интер­нете нет. Выло­жены только глава II «Храм Солнца Кала­са­сайя, «Inti Huatana». Аст­ро­но­ми­че­ская наука в Тиуа­наку» («The Temple of the Sun Kalasasaya, an «Inti Huatana». Astronomical Science in Tihuanacu») и отры­вок из главы III «Аст­ро­но­ми­че­ские углы и воз­мож­ный воз­раст Тиуа­наку» («The Astronomical Angles and Probable Age of Tihuanacu») и, к сожа­ле­нию, в англий­ском пере­воде. Но и это такая удача!

Пер­вые два тома «Тиуа­наку – колы­бель чело­века Аме­рик» уви­дели свет в 1945 г., а послед­ние два – в 1957 г. Умер А. Познан­ски в 1946 г. Таким обра­зом, это было изда­ние, под­го­тов­лен­ное авто­ром при жизни, и в нем он изло­жил свои окон­ча­тель­ные умо­за­клю­че­ния. Так вот, в этом труде А. Познан­ски утвер­ждает, что Кала­са­сайя постро­ена согласно ее аст­ро­но­ми­че­ской ори­ен­та­ции в 15000 г. до н.э. И, кстати, период дли­тель­ной тьмы он трак­тует иначе, чем З. Сит­чин, и дати­рует его по-другому (см. далее). Кроме того, из книги мы узнаем, что для своих выво­дов А. Познан­ски поль­зо­вался не только аст­ро­но­ми­че­скими мето­дами. Он под­кре­пил их скру­пу­лез­ным изу­че­нием собран­ных им дан­ных, кото­рые отно­сятся к дру­гим науч­ным дисциплинам.

«Тем не менее, в любом слу­чае, даже если оста­вить в сто­роне рас­четы аст­ро­но­ми­че­скими мето­дами, – утвер­ждает А. Познан­ски, – воз­раст Тиуа­наку, цифра где-то более десяти тысяч лет (воз­раст вто­рого и тре­тьего пери­о­дов), все­гда будет таким на основе гео­ло­гии, пале­он­то­ло­гии и антро­по­ло­гии, очень боль­шим, – не важно, каким мето­дом или по какому стан­дарту судят».

Назвав «гипо­те­ти­че­ский воз­раст Тиуа­наку», А. Познан­ски гово­рит и «о дру­гих аспек­тах, кото­рые, хотя и не имеют аст­ро­но­ми­че­ского свой­ства, под­твер­ждают и укреп­ляют пред­по­ло­же­ние о край­ней древ­но­сти сто­лицы Аме­ри­кан­ского чело­века». «Они заклю­ча­ются в следующем:

1. Оче­видно, вне вся­кого сомне­ния, что жители Тиуа­наку знали ныне вымер­ших живот­ных, кото­рых они вос­про­из­во­дят точно посред­ством сти­ли­за­ции их на кера­мике и дру­гих скульп­тур­ных рабо­тах. Эта фауна, воз­можно, исчезла в конце послед­него пери­ода оле­де­не­ния на Аль­ти­плано, как пока­зы­вают аллю­ви­аль­ные слои.

2. Неко­то­рые чело­ве­че­ские черепа най­дены в глу­бо­ких слоях Тиуа­наку… они пол­но­стью окаменели…

3. Одно из реша­ю­щих дока­за­тельств воз­раста чело­века Тиуа­наку – это под­зем­ное жилище. В эту эпоху, осо­бенно в пер­вом пери­оде, они не стро­или дома, их храмы были полу­под­зем­ными зда­ни­ями. Этот при­ми­тив­ный обы­чай сохра­ня­ется во вто­ром и тре­тьем пери­о­дах, в кото­рых даже тот пра­вя­щий класс, кото­рый жил на ост­рове, окру­жен­ном рвом, жил в кро­шеч­ных домах, где они жили и спали на кор­точ­ках. До этого вре­мени четыре из них были най­дены в почти неиз­мен­ном виде, и до наших иссле­до­ва­ний были най­дены еще два».

Этот довод А. Познан­ски аргу­мен­ти­рует тем, что при­ми­тив­ный аме­ри­кан­ский чело­век, жив­ший в пеще­рах и под­зем­ных пеще­рах, не мог сразу начать стро­ить свои жилища на земле. Логично пред­по­ло­жить, что дол­жен был быть пере­ход­ный период между двумя фор­мами жилья, что и про­яви­лось в постройке пол­но­стью под­зем­ного жилища, как в Тиа­у­а­нако. Иден­тич­ная эво­лю­ция, по дан­ным А. Познан­ски, «засви­де­тель­ство­вана в цен­трах арха­и­че­ской циви­ли­за­ции в Перу, осо­бенно в Катоке и в Чавин-де-Уантаре».

«4. Еще одним из фак­то­ров, кото­рые повли­яли на раз­ви­тие чело­века в Тиуа­наку, явля­ется кли­мат. Если бы эта сто­лица была постро­ена на той высоте над уров­нем моря, как сего­дня, кли­мат был бы суро­вым и непри­год­ным для жизни чело­века, как это отме­ча­ется в насто­я­щее время, с его атмо­сфер­ными фено­ме­нами, кото­рые так небла­го­при­ятны для раз­ви­тия сель­ского хозяй­ства и ско­то­вод­ства. При таких обсто­я­тель­ствах невоз­можно было бы достичь чрез­вы­чайно высо­кой плот­но­сти насе­ле­ния, как это было в про­шлых эпо­хах. Кли­ма­ти­че­ский пояс изме­нился с пери­ода апо­гея этой циви­ли­за­ции до насто­я­щего вре­мени. Север­ная часть под­ня­лась, и южная часть пре­тер­пела боль­шое падение.

5. Фауна и флора ради­кально изме­ни­лись с эпохи вели­чия до нашего вре­мени. Это может быть дока­зано остат­ками мор­ской фауны, най­ден­ными в насто­я­щее время в озере Тити­кака и в гли­нах под­почвы Тиуанаку.

6. Несо­мненно, что вели­кое Анд­ское озеро обра­зо­ва­лось от тая­ния лед­ни­ков, суще­ство­вав­ших во вто­рой и тре­тий пери­оды, и что в преды­ду­щий период это озеро было очень мало – намного меньше, чем в насто­я­щее время. На его бере­гах суще­ствуют создан­ные руками чело­века соору­же­ния, кото­рые были выяв­лены огром­ным и заклю­чи­тель­ным убы­ва­нием озера.

Пол­но­стью эро­ди­ро­ван­ный блок – в свое время также рез­ной… на кото­ром солнце вос­хо­дит в день зим­него солн­це­сто­я­ния.

7. Раз­ру­ше­ние бло­ков пер­вого пери­ода, кото­рые состоят исклю­чи­тельно из крас­ного пес­ча­ника, и их очень при­ми­тив­ной скульп­туры из извест­ко­вого вул­ка­ни­че­ского туфа пока­зы­вает исти­ра­ние, длив­ше­еся на про­тя­же­нии несколь­ких тысяч лет. Это – факт, несмотря на то, что, воз­можно, также в тече­ние тысяч лет они лежали, покры­тые аллю­ви­аль­ными осад­ками, кото­рые позже, мало-помалу, были смыты про­лив­ными дождями, кото­рые в боль­шей части открыли их. Даже блоки из очень твер­дой анде­зи­то­вой лавы вто­рого пери­ода, осо­бенно на восточ­ном фасаде Кала­са­сайи, пока­зы­вают зна­чи­тель­ное изна­ши­ва­ние в резуль­тате эро­зии, в част­но­сти, два моно­лит­ных блока по сто­ро­нам крыльца, хотя они и были засы­паны зем­лей до 1903 г.

Блоки из крас­ного пес­ча­ника внеш­ней север­ной и южной стен Кала­са­сайи, кото­рые, когда они были постро­ены, имели пра­виль­ную форму, были очень хорошо выре­заны и покрыты идео­сим­во­ли­че­скими над­пи­сями на внут­рен­ней сто­роне, о чем сви­де­тель­ствует фраг­мент, сохра­нив­шийся слу­чайно. Теперь они имеют вид гру­бых бло­ков, недавно извле­чен­ных из карье­ров, неко­то­рые даже рас­па­лись или исчезли, или есть лишь их скуд­ные остатки.

Все эти факты делают оче­вид­ным огром­ный про­ме­жу­ток вре­мени, кото­рый отде­ляет нас от пери­ода, в кото­ром они были уста­нов­лены и выре­заны. По-видимому, кроме того, опре­де­лен­ное коли­че­ство их было рекон­стру­и­ро­вано и отре­мон­ти­ро­вано в тече­ние тре­тьего пери­ода, пери­ода, в кото­ром были исполь­зо­ваны про­из­ве­де­ния преж­них вре­мен.

8. Лед­ни­ко­вое Анд­ское озеро, или, как д’Орбиньи его назы­вает, «внут­рен­нее море», без­условно, дости­гало во вто­ром пери­оде и, несо­мненно, в тре­тьем гра­ницы мону­мен­тов Тиуа­наку. Это утвер­жде­ние дока­зано нали­чием мно­же­ства гид­ро­тех­ни­че­ских соору­же­ний, таких, как при­стани, каналы, и осо­бенно, водо­слив, с помо­щью кото­рого сеть кана­лов отво­дила воду.

Дру­гие струк­туры… кото­рые пред­по­ло­жи­тельно отно­сятся также к пер­вому, или дои­сто­ри­че­скому пери­оду Тиуа­наку из-за их осо­бой и при­ми­тив­ной архи­тек­туры, явля­ются мону­мен­тами, нахо­дя­щи­мися на малень­ком ост­рове в озере, кото­рое сего­дня назы­ва­ется Hakonts Palayani. Оно – про­дол­же­ние озера Тити­кака во время пере­пол­не­ния. Эти памят­ники сви­де­тель­ствуют о самой отда­лен­ной эпохе, кото­рая не может быть выра­жена в циф­рах, и хотя они не нахо­дятся в самом Тиуа­наку, а при­бли­зи­тельно в 25 км по пря­мой линии от этого мега­по­лиса, необ­хо­димо изу­чить их как неотъ­ем­ле­мую часть послед­него места, когда мы оце­ни­ваем воз­раст Анд­ских руин и дея­тель­но­сти при­ми­тив­ного аме­ри­кан­ского человека.

Боль­шое крыльцо, кото­рое вело в Сол­неч­ный Храм Кала­са­сайи.

Эти мону­менты нахо­ди­лись под поверх­но­стью воды около четы­рех­сот лет назад, когда испан­ская нога сту­пила на Аль­ти­плано. Даже сего­дня в пери­оды интен­сив­ных дождей – в пери­оды мини­маль­ного сол­неч­ного осве­ще­ния – они покрыты водой и не могут быть отде­лены от озера, кото­рое, мы не должны забы­вать, не более чем оста­ток вели­кого лед­ни­ко­вого озера, кото­рое в период рас­цвета Тиуа­наку, дости­гало ворот этого мега­по­лиса. В резуль­тате в этот период эти руины были при­бли­зи­тельно на 34 м 73 см под водой. Когда мы рас­смат­ри­ваем с гео­ло­ги­че­ской точки зре­ния отступ­ле­ние этих жид­ких масс, с этого пери­ода до наших дней, когда озеро нахо­дится в 20 км дистан­ции от руин и при­бли­зи­тельно на 34,73 м ниже тер­ри­то­рии, заня­той при­ча­лами Тиуа­наку, у нас есть еще неко­то­рое коли­че­ство хро­но­ло­ги­че­ских дан­ных, кото­рые дают убе­ди­тель­ную иллю­стра­цию воз­раста мегаполиса.

Этот ана­лиз можно резю­ми­ро­вать сле­ду­ю­щим обра­зом: озеро, достиг­нув, как это было в тре­тьем пери­оде, края боль­шого мега­по­лиса, имело высоту, кото­рая соот­вет­ство­вала бы в насто­я­щее время при­бли­зи­тельно 3839 м над уров­нем моря, как неоспо­римо дока­зы­вают все еще суще­ству­ю­щие гид­рав­ли­че­ские соору­же­ния Тиуа­наку. Эта оценка учи­ты­вает пери­о­ди­че­ские коле­ба­ния, кото­рые про­ис­хо­дят в этой боль­шой лагуне.

Аль­ти­плано во вре­мена вер­шины Тиуа­наку не пока­зы­вало наклона к югу, кото­рый оно имеет сего­дня, и озеро тогда рас­про­стра­ня­лось на все земли, кото­рые сей­час состав­ляют этот регион, т.е. весь огром­ный бас­сейн, вклю­ча­ю­щий Анды.

Если пред­по­ло­жить, что высо­кие рав­нины имели, в период вели­ко­ле­пия Тиуа­наку, наклон к югу, кото­рый есть сей­час, барьер в несколько сотен мет­ров был бы необ­хо­дим для предот­вра­ще­ния слива из озера на юг, или по направ­ле­нию к тому, что в насто­я­щее время явля­ется Арген­тин­ской Республикой.

Это не так…

9. Южный наклон кон­ти­нента такого рода может про­изойти только в резуль­тате гео­тек­то­ни­че­ских фак­то­ров, вызван­ных в свою оче­редь пре­кра­ще­нием воз­дей­ствия боль­шого дав­ле­ния (льда) на ту часть, кото­рая соста­вила сего­дня Альтиплано.

10. По ана­ло­гии можно заклю­чить, что послед­ний лед­ни­ко­вый период имел место в Южном полу­ша­рии в то же время, что и в Север­ном, так как нет ни атмо­сфер­ного, ни кос­ми­че­ского фак­тора, кото­рый нам уда­лось бы обна­ру­жить, кото­рый мог бы предот­вра­тить это.

11. Истин­ная при­чина послед­ней лед­ни­ко­вой эпохи, так же, как и преды­ду­щей, все еще сомни­тельна, но выводы боль­шин­ства иссле­до­ва­ний пока­зы­вают, что это про­изо­шло одно­вре­менно в обоих полу­ша­риях, исклю­чая низ­ко­уров­не­вые эква­то­ри­аль­ные рай­оны. Хро­но­ло­гия лед­ни­ко­вого пери­ода на севере Европы была изу­чена и опре­де­лена точно бла­го­даря бле­стя­щим иссле­до­ва­ниям про­фес­сора Жерара де Гира, и осо­бенно бла­го­даря его иссле­до­ва­ниям насло­е­ний лед­ни­ко­вых глин (Varven), про­ве­ден­ным в Шве­ции. Послед­ние дали цифру 6900 лет до нашей эры для конца лед­ни­ко­вого пери­ода и 12600 лет до нашей эры для конца Дат­ского лед­ни­ко­вого периода.

Поскольку самый южный лед­ни­ко­вый период Шве­ции или парал­лельно Цен­траль­ной Европы имел место при­бли­зи­тельно от 13000 до 15000 лет назад, по ана­ло­гии можно судить, что в тех же широ­тах и на том же уровне отно­си­тельно моря в Север­ной и Южной Аме­рике про­изо­шло то же самое.

Тем не менее, в неко­то­рых частях южно-американского кон­ти­нента этот кли­ма­ти­че­ский фено­мен про­хо­дил по-другому; это осо­бенно верно для тех реги­о­нов, кото­рые в недав­нем гео­ло­ги­че­ском пери­оде имели уже зна­чи­тель­ную высоту над уров­нем моря, как это было на боль­шом про­стран­стве тер­ри­то­рий, плато и озер, заклю­чен­ных между двумя гор­ными хреб­тами Анд – Cordillera Marítima и Cordillera Real, кото­рые уже под­ня­лись на зна­чи­тель­ную высоту с тре­тич­ного пери­ода и нахо­ди­лись, кроме того, в отно­си­тель­ной бли­зо­сти от экватора.

Боли­вий­ское Аль­ти­плано, напри­мер, дои­сто­ри­че­ское место вели­чай­шей куль­туры Север­ной и Южной Аме­рик, кото­рое, как мы пока­жем дальше, не имело боль­шой высоты над уров­нем моря, кото­рую оно имеет сего­дня, из-за своей бли­зо­сти к эква­тору не испы­ты­вало лед­ни­ко­вого пери­ода так долго, как тер­ри­то­рия совре­мен­ной Арген­тины. По этой при­чине оно дало убе­жище чело­ве­че­ским куль­ту­рам намного раньше дру­гих частей или в период, когда арген­тин­ские тер­ри­то­рии были еще покрыты кон­ти­нен­таль­ным льдом, кото­рый в насто­я­щий гео­ло­ги­че­ский момент и на несколько тысяч лет позже ушел в Антарктику.

Было дока­зано путем иссле­до­ва­ний и выво­дов зна­ме­ни­тых авто­ри­те­тов в совре­мен­ной гео­ло­гии и гео­гра­фии, осо­бенно мону­мен­таль­ными тру­дами про­фес­сора Аль­брехта Пенка, быв­шего дирек­тора и осно­ва­теля Оке­а­но­гра­фи­че­ского инсти­тута в Бер­лине, что кон­ти­нен­таль­ные льды Европы ока­зы­вали огром­ное дав­ле­ние на те земли, на кото­рых они лежали. В резуль­тате эти земли опу­сти­лись, и после того, как лед­ни­ко­вые массы рас­та­яли и сошли с этих зон, осво­бож­ден­ные от их веса тер­ри­то­рии под­ня­лись снова.

Этот же фено­мен подъ­ема тер­ри­то­рий – после осво­бож­де­ния от покрова или лед­ни­ко­вого веса, – несо­мненно, имел место на Аль­ти­плано в Боли­вии в гораздо более интен­сив­ной форме, чем в дру­гих частях мира, в связи с тем, что оно нахо­ди­лось на зна­чи­тель­ной высоте и в отно­си­тель­ной бли­зо­сти от экватора.

Из-за этой боль­шой высоты над уров­нем моря кли­мат, после тре­тич­ного пери­ода, нико­гда не был жар­ким, и из-за этого же неко­то­рого подъ­ема, – конечно, не столь выра­жен­ного, как в насто­я­щее время, – и в связи с бли­зо­стью к эква­тору этот лед­ни­ко­вый период длился там гораздо меньше вре­мени по срав­не­нию с дру­гими зем­лями Юга, поэтому там могли раз­ви­ваться в отно­си­тельно отда­лен­ном пери­оде (пер­вом пери­оде Тиуа­наку) вели­кие чело­ве­че­ские куль­туры, кото­рые, веро­ятно, еще не суще­ство­вали в подоб­ной ста­дии раз­ви­тия в дру­гих частях нашей планеты.

Когда вели­кое Анд­ское озеро обра­зо­ва­лось в конце послед­него лед­ни­ко­вого пери­ода, про­изо­шло сле­ду­ю­щее явле­ние: льды рас­та­яли вна­чале в этих зонах в отно­си­тель­ной бли­зо­сти от эква­тора и огром­ное дав­ле­ние или вес, кото­рый лежал на гор­ных хреб­тах и высо­ких плос­ко­го­рьях анд­ских реги­о­нов, исче­зал очень постепенно.

Тогда эти тер­ри­то­рии стали мед­ленно под­ни­маться, в то время как зоны к югу, такие, как Арген­тина, из-за их дистан­ции до эква­тора, по-прежнему дер­жали в тече­ние дли­тель­ного вре­мени огром­ные покровы льда, кото­рый име­лись в этих регионах…

Мало-помалу или, ско­рее, век за веком север­ная часть нынеш­него Аль­ти­плано и гор­ные хребты под­ня­лись в резуль­тате пре­кра­ще­ния выше­упо­мя­ну­того дав­ле­ния льда, и тогда про­изо­шел пер­во­на­чаль­ный наклон, кото­рый отво­дил воду пер­вого боль­шого лед­ни­ко­вого озера.

В свете ска­зан­ного очень трудно думать, что куль­тура чело­века на Аль­ти­плано и стро­и­тель­ство его вели­ко­леп­ной сто­лицы при­над­ле­жат к отно­си­тельно недав­ней эпохе.

12. Одним из дока­за­тельств, кото­рыми мы можем укре­пить наше утвер­жде­ние, каса­ю­ще­еся огром­ного воз­раста Тиуа­наку, явля­ется то, что в фольк­лоре Аль­ти­плано нет ничего, свя­зан­ного с пре­да­ни­ями, кото­рые хотя бы отда­ленно ссы­ла­ются на про­ис­хож­де­ние и объ­ект этого вели­ко­леп­ного мега­по­лиса. Несо­мненно, что высо­кая куль­тура, подоб­ная Тиуа­наку, оста­вила бы нетлен­ные вос­по­ми­на­ния в умах людей, кото­рые насе­ляли эту часть Анд, если бы она раз­ви­ва­лась в отно­си­тельно недав­нее время.

Но так не про­изо­шло, ника­ких вос­по­ми­на­ний не оста­лась от этой эпохи; уже во время кон­ки­сты, индейцы, когда их спро­сили о воз­расте Тиуа­наку, отве­тили, что эти мону­менты все­гда были там, или что они появи­лись на рас­свете весьма дале­кого дня, или что они были постро­ены расой гиган­тов, назвав­шихся «Huaris», до Chamak-pacha. Этот вопрос о Chamak-pacha у Aymara или Purin-pacha у Keshua крайне интересен.

На первом фото рису­нок раз­вертки кера­ми­че­ской куриль­ницы с «Лест­нич­ным Зна­ком» из книги А. Познан­ски «Тиуа­наку – колы­бель чело­века Аме­рик». На фото справа: весьма схо­жая с ней, но все же дру­гая куриль­ница из Тиауанако.

Оба слова озна­чают «период тьмы». Это пре­да­ние рас­про­стра­нено не только в Южной Аме­рике, но и в самой север­ной части Север­ной Аме­рики. В соот­вет­ствии с этим инфор­ма­ция, оче­видно, имеет отно­ше­ние к лед­ни­ко­вой эпохе, в кото­рую солнцу не хва­тало теп­ло­вой энер­гии или оно было не так видимо и в резуль­тате не при­но­сило пользы чело­ве­че­ским суще­ствам сво­ими живи­тель­ными лучами…

13. Дру­гим дока­за­тель­ством, кото­рое мы можем пустить в ход и с боль­шим осно­ва­нием, чтобы дока­зать очень древ­ний воз­раст куль­туры Тиуа­наку, явля­ется то, что свя­зано с широ­ким рас­про­стра­не­нием по всему кон­ти­ненту зна­ме­ни­того «Лест­нич­ного Знака». Этот знак, как можно утвер­ждать, воз­ник в Тиуа­наку и пред­став­ляет основ­ные кос­мо­ло­ги­че­ские идеи, а также культ Матери-Земли (Пача-мамы).

Этот свя­щен­ный сим­вол, как крест Спа­си­теля в хри­сти­ан­ской рели­гии, рас­про­стра­нился от Огнен­ной Земли до Аляски. В насто­я­щее время он утра­тил свое зна­че­ние в связи с тепе­реш­ним куль­тур­ным состо­я­нием корен­ного насе­ле­ния. Исходя из этого можно ска­зать, что в каж­дом месте, где куль­тура этого кон­ти­нента про­яв­ля­лась, можно отме­тить в основе про­цес­сов Тиуа­наку».

Необ­хо­димо под­черк­нуть, что более 10000 лет – это воз­раст Тиа­у­а­нако вто­рого и тре­тьего (послед­него) пери­о­дов. Дата же закладки Кала­са­сайи – 15000 г. до н.э., а она про­изо­шла во вто­ром пери­оде. Но, по мне­нию А. Познан­ски, был еще более ран­ний период – пер­вый, «крайне при­ми­тив­ный и со сво­ими харак­тер­ными осо­бен­но­стями, к кото­рому отно­сится как зда­ние исклю­чи­тельно этого пери­ода, «дво­рец» или «храм»» (Храм камен­ных голов). «В этот период также были начаты «Пукара», или кре­пость Ака­пана и Храм Луны, сего­дня назы­ва­е­мый Пума-Пунку. Три объ­екта имеют оди­на­ко­вую ори­ен­та­цию, или 2°49’7″ от мери­ди­ана». То есть «они все еще сохра­няют ори­ен­та­цию этого пер­во­быт­ного пери­ода». Дру­гими сло­вами, время воз­ник­но­ве­ния цере­мо­ни­аль­ного цен­тра ото­дви­га­ется еще дальше 15000 г. до н.э. Точно дати­ро­вать пер­вый период А. Познан­ски затруд­ня­ется. Он пишет:

«Что каса­ется пер­вого, или дои­сто­ри­че­ского, пери­ода Тиуа­наку, как мы решили назвать его, он гораздо более отда­лен, и у нас нет, из-за совре­мен­ного состо­я­ния науки, ника­ких осно­ва­ний для созда­ния аст­ро­но­ми­че­ских вычис­ле­ний; ско­рее, мы можем исполь­зо­вать только гео­ло­ги­че­ские основы для опре­де­ле­ния пери­ода, в кото­ром он был построен, метод, кото­рый не поз­во­ляет выра­зить в циф­рах воз­раст, но только выдви­нуть гипо­те­ти­че­ское утвер­жде­ние о гео­ло­ги­че­ской эпохе, и это также только в пре­де­лах, совре­мен­ного состо­я­ния наших зна­ний в этой обла­сти».

Ну а каково же мне­ние археологов?

У З. Сит­чина читаем:

«По мере того как на юге Перу обна­ру­жи­ва­лись все новые арте­факты – тек­стиль, саваны мумий, кера­мика с изоб­ра­же­нием Вира­кочи, появи­лась воз­мож­ность про­ве­сти срав­не­ние дан­ных из Тиа­у­а­наку с дан­ными из дру­гих мест. В резуль­тате даже самые упря­мые архео­логи, такие, как Уэн­делл С. Бен­нет, были вынуж­дены ото­дви­нуть дату осно­ва­ния Тиа­у­а­наку с сере­дины пер­вого тыся­че­ле­тия нашей эры к началу пер­вого тыся­че­ле­тия до нашей эры.

Однако радио­угле­род­ный ана­лиз ото­дви­гал обще­при­знан­ные даты все дальше и дальше. Начи­ная с 60-х годов два­дца­того века боли­вий­ский архео­ло­ги­че­ский центр про­во­дил систе­ма­ти­че­ские рас­копки в Тиа­у­а­нако. Пер­вым и самым важ­ным делом стали все­объ­ем­лю­щие рас­копки и вос­ста­нов­ле­ние «малого храма» в восточ­ной части Кала­са­сайи, где были най­дены камен­ные ста­туи и головы. В резуль­тате про­ве­ден­ных работ взо­рам открылся внут­рен­ний двор, веро­ятно, слу­жив­ший для риту­аль­ных под­но­ше­ний. Он рас­по­ла­гался ниже уровня земли и был окру­жен камен­ной сте­ной с уста­нов­лен­ными на ней камен­ными голо­вами – как в Чавин де Уан­тар. В офи­ци­аль­ном докладе дирек­тора Наци­о­наль­ного архео­ло­ги­че­ского инсти­тута Боли­вии Кар­лоса Понса Сан­ги­неса («Descripción Sumaria del Templete Semisubterraneo de Tiwanaki», 1981 г.) отме­ча­лось, что радио­угле­род­ный ана­лиз най­ден­ного в этом месте орга­ни­че­ского веще­ства дает 1580 год до нашей эры. В своем мону­мен­таль­ном труде «Panorama dela Arqueología Boliviana» Понс Сан­ги­нес именно эту дату при­ни­мает за начало древ­ней фазы стро­и­тель­ства Тиауанаку.

Радио­угле­род­ный ана­лиз поз­во­ляет опре­де­лить воз­раст орга­ни­че­ских веществ, най­ден­ных на месте рас­ко­пок, но не кам­ней, из кото­рых сло­жено соору­же­ние. Даже сам Понс Сан­ги­нес в одной из после­ду­ю­щих работ («Tiwanaku: Space, Time and Culture») при­знает, что новая мето­дика дати­ровки поз­во­ляет отне­сти най­ден­ные в Кала­са­сайе обси­ди­а­но­вые пред­меты к 2134 году до нашей эры».

Тайна боже­ствен­ных строителей.

Почти пол­ты­сячи лет назад испан­ский хро­нист Педро Сьеса де Леон, путе­ше­ство­вав­ший по тер­ри­то­рии совре­мен­ных Перу и Боли­вии в период с 1532 по 1550 г., сво­ими гла­зами видел раз­ва­лины Тиа­у­а­нако. На основе соб­ствен­ных впе­чат­ле­ний и индей­ских легенд он соста­вил свое мне­ние о том, кто построил хра­мо­вый ком­плекс, и изло­жил свою вер­сию воз­ник­но­ве­ния Тиауанако.

В главе CV «О селе­нии Тиа­гу­а­нако и об огром­ных и древ­них стро­е­ниях встре­ча­ю­щихся в нем» читаем:

«Тиа­гу­а­нако не очень боль­шое посе­ле­ние, но он зна­ме­нит сво­ими огром­ными соору­же­ни­ями, что несо­мненно вещь при­ме­ча­тель­ная и достой­ная вни­ма­ния. Возле глав­ных посто­я­лых дво­ров нахо­дится холм, сде­лан­ный вруч­ную, постав­лен­ный на круп­ных камен­ных плат­фор­мах. За этим хол­мом нахо­дятся два камен­ных идола, обра­зом и подо­бием чело­ве­че­ским, с пре­вос­ходно отде­лан­ными и про­ра­бо­тан­ными чер­тами лица, настолько, что кажется, будто сде­лано это было руками вели­ких худож­ни­ков или масте­ров. Они настолько огром­ные, что кажутся малень­кими гиган­тами, и видно, что их внеш­ний вид и длин­ные оде­я­ния отли­ча­ются от того, что мы видим у мест­ных жите­лей этих про­вин­ций. На голо­вах у них, кажется, есть их орна­мент (укра­ше­ния). Около этих ста­туй нахо­дится еще одно зда­ние, кото­рое из-за своей древ­но­сти и отсут­ствия пись­мен, явля­ется при­чи­ной того, что неиз­вестно, какой народ построил такие огром­ные плат­формы и укреп­ле­ния, и что уже столько вре­мени про­шло [как их постро­или], поскольку сей­час видна только отлично обра­бо­тан­ная кре­пост­ная стена, что потре­бо­ва­лось бы много вре­мени и веков, чтобы его постро­ить. Неко­то­рые камни очень сильно испор­чены и уни­что­жены [вре­ме­нем?]. В этом краю име­ются настолько боль­шие и мно­го­чис­лен­ные камни, что вызы­вает вос­хи­ще­ние думать, как, глядя на их вели­чину, хва­тило чело­ве­че­ских сил, чтобы при­не­сти их туда, где мы их видим [сей­час]. Мно­гие из этих кам­ней обра­бо­таны самыми раз­лич­ными спо­со­бами, а неко­то­рые из них имеют форму чело­ве­че­ского тела; должно быть, они были их идо­лами. Возле кре­пост­ной стены име­ется много ям и под­зем­ных выемок.

Фраг­мент части одного из «Kalasasayas», най­ден­ный в Сол­неч­ном Храме. Поскольку он был похо­ро­нен, этот кусок сохра­нил остатки резьбы на одной из своих гра­ней. Это убе­ди­тель­ное дока­за­тель­ство того, что столбы Кала­са­сайи во вто­ром пери­оде имели сим­во­ли­че­скую резьбу сна­ружи или внутри.

В дру­гом месте, к западу от этого соору­же­ния нахо­дятся дру­гие важ­ные древ­но­сти, потому что там есть много круп­ных пор­та­лов с косыми сте­нами, поро­гами и пор­та­ле­тами (?), и всё из одного цель­ного куска камня. То, что мне больше всего при­гля­ну­лось, когда я ходил там осмат­ри­вая и запи­сы­вая об этом, было то, что из этих огром­ных пор­та­лов высту­пали дру­гие круп­ные камни, над кото­рыми они были выстро­ены, неко­то­рые из них имели 30 футов (9 м) ширины, 15 (4,5 м) и более футов длины [высоты?], и фаса­дом 6 футов (1,8 м). Это и пор­тал, его косяки и пороги, были одним кам­нем. Он очень почи­таем из-за своей вели­чины. Я так и не узнал и не понял, какими инстру­мен­тами и ору­ди­ями оно обра­ба­ты­ва­лось, ведь прежде, чем их сде­лать такими совер­шен­ными, их нужно было обра­бо­тать. И при­ме­ча­тельно видеть эти соору­же­ния, ведь они не были окон­ча­тельно достро­ены, поскольку в них кроме этих пор­та­лов и дру­гих кам­ней небы­ва­лой вели­чины, нет ничего; я также видел несколько обра­бо­тан­ных и под­го­тов­лен­ных для закладки в соору­же­ние, от кото­рого немного в сто­роне нахо­ди­лось малень­кое поме­ще­ние, куда постав­лен боль­шой идол, кото­рому они должны были покло­няться. И еще ходит слух, что рядом с этим идо­лом было обна­ру­жено уйма золота, а вокруг этого храма было еще мно­же­ство круп­ных и малень­ких высе­чен­ных и обра­бо­тан­ных кам­ней, как уже описанных.

В заклю­че­ние, скажу об этом Тиа­гу­а­нако, что, по-моему, эта древ­ность самая ста­рая во всём Перу. Так как счи­та­ется, что до того, как Инки пра­вили много веков, были постро­ены неко­то­рые из этих соору­же­ний, потому что я слы­шал утвер­жде­ния индей­цев, что Инки стро­или свои огром­ные соору­же­ния [в] Куско, по форме, какую, как они уви­дели, имеет кре­пост­ная стена или про­сто стена в этом селе­нии. Гово­рят также, что пер­вые Инки посто­янно зани­ма­лись стро­и­тель­ством сво­его двора и рези­ден­ции в нем в этом Тиа­гу­а­нако. Также при­ме­ча­тельна дру­гая небы­ва­лая вещь: на боль­шей части этого рай­она нет и не видно ни скал, ни каме­но­ло­мен, ни кам­ней, откуда они могли бы добы­вать мно­гие из тех, что мы видим. Я спро­сил мест­ных жите­лей в при­сут­ствии Хуана де Вар­гаса (вла­де­ю­щего над ними энкомьен­дой), были ли эти соору­же­ния постро­ены во вре­мена Инков, они на это вопрос рас­сме­я­лись, утвер­ждая выше­ска­зан­ное по этому поводу, что до того, как они пра­вили, зда­ния были постро­ены, но они не могли сооб­щить, и под­твер­дить, кто их построил; но от своих пред­ков они слы­шали, что то, что там вид­не­лось, воз­никло уже постро­ен­ное одна­жды ночью. Об этом и о том, что также гово­рят о виден­ных на ост­рове Тити­кака боро­да­тых людей и похо­жие люди, постро­ив­шие зда­ние Винаке, скажу, что, воз­можно, до прав­ле­ния Инков, дол­жен был суще­ство­вать дру­гой разум­ный народ в этих коро­лев­ствах, при­шед­ший из дру­гого неиз­вест­ного края, они и постро­или всё это, а так как их было мало, а мест­ных жите­лей так много, то они были убиты во время войн».

А в главе V «О том, что гово­рят эти жители о Тиси­ви­ра­коче…» Педро Сьеса де Леон дает ответ на вопрос, кому были посвя­щены храмы Тиауанако:

«…Долго пре­бы­вали они, не видев солнца, и …испы­ты­вая боль­шие труд­но­сти в связи с его отсут­ствием, они заго­ло­сили и взмо­ли­лись тем, кого они счи­тали богами, попро­сив у них света, [ибо] в нем испы­ты­вали недо­стачу; и в это самое время вышло с ост­рова Тити­кака, рас­по­ло­жен­ного внутри боль­шого озера Кольяо, неимо­верно осле­пи­тель­ное солнце, и все обра­до­ва­лись ему, а после того как это про­изо­шло, ска­зы­вают, к Южным краям при­шел, явив­шись, белый чело­век круп­ного тело­сло­же­ния, и в чьем облике и внеш­но­сти ска­зы­ва­лась и боль­шая власть и почте­ние, и что у этого муж­чины, как они уви­дели, была такая могу­чая сила, что из хол­мов он тво­рил рав­нины, а из рав­нин боль­шие гор­ные хребты, извле­кая живые источ­ники из кам­ней. И как узнали они о такой его силе, назвали его Твор­цом всех создан­ных вещей, Нача­лом их, Отцом солнца, потому что помимо этого, гово­рят, он создал дру­гие важ­ные вещи, дал жизнь людям и живот­ным; и, говоря кратко, от Его руки к ним при­шла замет­ная польза. И этот [Созда­тель]… ушел по дороге, [про­ло­жен­ной в] гор­ной мест­но­сти, по направ­ле­нию к Северу, творя и осу­ществ­ляя эти чудеса, и что нико­гда они больше его не видели. Во мно­гих местах гово­рят, что он уста­но­вил для людей поря­док, как им жить, и что гово­рил он с ними дру­же­любно и с всею мяг­ко­стью, нака­зы­вая им быть доб­рыми, и чтобы не нано­сили они друг другу ни вреда ни оскорб­ле­ния, а наобо­рот, любили друг друга, и чтобы все были мило­серд­ными. В основ­ном и по боль­шей части его назы­вают Тиси­ви­ра­коче, хотя в про­вин­ции Кольяо они назы­вают его Туа­пака [Tuapaca], а в дру­гих местах этой про­вин­ции – Арнава [Harnava или Arnahuan]. Во мно­гих краях ему постро­или храмы, куда поме­стили камен­ные ста­туи, на него похо­жие, и перед ними они совер­шали жерт­во­при­но­ше­ния; огром­ные ста­туи, нахо­дя­щи­еся в селе­нии Тиа­гу­ако [Tiaguaco – т.е. Tiahuanacu], счи­тают, что они бы[ли постро­ены] с тех вре­мен; хотя хорошо известно то, что они рас­ска­зы­вают о Тиси­ви­ра­коче, и что это дело [дале­кого] про­шлого, о чем я пишу, но они не могут ничего больше рас­ска­зать о нём, в какое место не при­будь».

Таким обра­зом, индей­ские легенды, запи­сан­ные Педро Сье­сой де Лео­ном, гово­рят о том, что Тиа­у­а­нако было воз­ве­дено до инков и «воз­никло уже постро­ен­ное одна­жды ночью» «боро­да­тыми людьми», кото­рых Педро Сьеса де Леон оха­рак­те­ри­зо­вал как «дру­гой разум­ный народ… при­шед­ший из дру­гого неиз­вест­ного края». Храмы Тиа­у­а­нако были воз­ве­дены в честь Вира­кочи – «белого чело­века круп­ного тело­сло­же­ния, и в чьем облике и внеш­но­сти ска­зы­ва­лась и боль­шая власть и почте­ние». Он появился вслед за тем, как после дли­тель­ной тьмы из ост­рова вышло осле­пи­тель­ное солнце. «…У этого муж­чины, как они уви­дели, была такая могу­чая сила, что из хол­мов он тво­рил рав­нины, а из рав­нин боль­шие гор­ные хребты, извле­кая живые источ­ники из кам­ней. И как узнали они о такой его силе, назвали его Твор­цом всех создан­ных вещей, Нача­лом их, Отцом солнца, потому что помимо этого, гово­рят, он создал дру­гие важ­ные вещи, дал жизнь людям и животным…».

Со вре­мен Педро Сьесы де Леона о Тиа­у­а­нако было напи­сано очень много, но по сути не ска­зано ничего нового. Но, конечно, заслу­жи­вают вни­ма­ния иссле­до­ва­ния и взгляды А. Познан­ски, кото­рые так же, как и сви­де­тель­ства и умо­за­клю­че­ния Педро Сьесы де Леона, послу­жили отправ­ной точ­кой для кон­цеп­ций дру­гих исследователей.

«Сопо­ста­вив архео­ло­ги­че­ские дан­ные с резуль­та­тами гео­ло­ги­че­ских иссле­до­ва­ний, изу­че­ния флоры и фауны, обмера най­ден­ных в захо­ро­не­ниях чере­пов и камен­ных голов, а также про­ведя инже­нер­ную и тех­но­ло­ги­че­скую экс­пер­тизу, – пишет З. Сит­чин, – Познан­ски при­шел к заклю­че­нию о суще­ство­ва­нии трех эта­пов в исто­рии Тиа­у­а­наку, о том, что город был осно­ван двумя раз­ными расами – мон­го­ло­ид­ным наро­дом и людьми кав­каз­ской расы с Ближ­него Востока – и о том, что это место пере­жило две ката­строфы – одну при­род­ную, вызван­ную лави­ной воды, а затем некое бед­ствие неиз­вест­ного про­ис­хож­де­ния».

Стран­но­сти и загадки Тиа­у­а­нако как нельзя лучше объ­яс­нила гипо­теза о все­объ­ем­лю­щем вме­ша­тель­стве в жизнь Земли ино­пла­не­тян, кото­рых люди при­ни­мали за богов.

Автор Федо­сья Óлегова.

В НАЧАЛО

СЛУЧАЙНОЕ ФОТО

Тайна третьей планеты Земля.

СЛУЧАЙНЫЙ ОБЪЕКТ

Геоглифы Сахары
Поддержать проект

ПОСЛЕДНИЕ КОММЕНТАРИИ