1

ПУБЛИКАЦИИ  ВПЕРЕД В ПРОШЛОЕ 05.04.2013. ИСТОРИЯ МОНОЛИТА БЕННЕТТА И ХРАМА В МИРАФЛОРЕС.

©

ТИУАНАКО - КОЛЫБЕЛЬ ЦИВИЛИЗАЦИИ. ИНТЕРАКТИВНАЯ КАРТА.

 


Просмотреть увеличенную карту    Код для вставки на сайт

ТИУАНАКО - КОЛЫБЕЛЬ ЦИВИЛИЗАЦИИ


ТАЙНЫ ТИУАНАКО

ПОПЫТКИ НАЙТИ ОТВЕТЫ


1. ХРАМ КАМЕННЫХ ГОЛОВ


ИСТОРИЯ МОНОЛИТА БЕННЕТТА И ХРАМА В МИРАФЛОРЕС


2. БОРОДАТЫЙ МОНОЛИТ


3. ХРАМ КАНТАТАЛЬИТА


4. ПИРАМИДА АКАПАНА


5. ХРАМ КАЛАСАСАЙЯ


АСТРОНОМИЧЕСКАЯ НАУКА ТИУАНАКО

ГИПОТЕЗЫ ОБ ОБЛИКЕ КАЛАСАСАЙИ

Sanctissimum - СВЯТАЯ СВЯТЫХ КАЛАСАСАЙИ


6. КЕРИКАЛА


7. ХРАМ ПУТУНИ


8. ВРАТА СОЛНЦА


АЛЬБОМ ИЗОБРАЖЕНИЙ ВЫМЕРШИХ ЖИВОТНЫХ

СИМВОЛИКА ВРАТ СОЛНЦА


9. ВРАТА ЛУНЫ


10. ПУМА-ПУНКУ


ОРАКУЛ ПУТАКИ И ВЕЛИКОЕ БЛЮДО

ПЕРВАЯ ИНДЕЙСКАЯ "ИНАУГУРАЦИЯ" ЭВО МОРАЛЕСА

 

У. Бен­нетт и А. Познан­ски (справа) Фото domingo

ИСТОРИЯ МОНОЛИТА БЕННЕТТА И ХРАМА В МИРАФЛОРЕС.

Откры­тие моно­лита.

Аме­ри­кан­ский архео­лог Уэн­делл С. Бен­нетт (Wendell C. Bennett) полу­чил раз­ре­ше­ние боли­вий­ского госу­дар­ства на про­ве­де­ние архео­ло­ги­че­ской мис­сии в Тиа­у­а­нако в 1932 г. Изве­стие о его экс­пе­ди­ции вызвало про­те­сты, кото­рые были опуб­ли­ко­ваны в газе­тах Боли­вии. У. Бен­нетта обви­няли в том, что он явля­ется гра­би­те­лем и вором, заин­те­ре­со­ван­ным только в экс­про­при­а­ции куль­туры страны. В опуб­ли­ко­ван­ном в мест­ной газете письме, кото­рое под­пи­сали члены обще­ства боли­вий­ской исто­рии, Бен­нетту было пред­ло­жено поки­нуть страну.

Боли­вий­ской зимой 1932 г. У. Бен­нетт отпра­вился в Тиа­у­а­нако. Его план состоял в отры­тии десяти испы­та­тель­ных ям пло­ща­дью не более 10 м кв., при этом глу­бина ямы должна была быть опре­де­лена тол­щи­ной куль­тур­ного слоя. Резуль­таты его работ были опуб­ли­ко­ваны в Антро­по­ло­ги­че­ских иссле­до­ва­ниях Аме­ри­кан­ского музея есте­ствен­ной исто­рии в 1934 г., и их цен­ность заклю­ча­ется в попытке опре­де­лить отно­си­тель­ную хро­но­ло­гию Тиауанако.

Моно­лит в рас­копе. Инте­ресно, что на первом фото у моно­лита нос есть, а на втором его уже нет.

На моно­лит команда У. Бен­нетта наткну­лась, когда пыта­лась вырыть седь­мую яму в полу­под­зем­ном храме (Храме камен­ных голов). Он лежал на спине голо­вой на север. Когда яму рас­ши­рили, откры­лась скульп­тура из крас­ного пес­ча­ника 7,30 м в длину и 1,30 м в ширину, покры­тая замыс­ло­ва­той резь­бой с ико­но­гра­фией, ана­ло­гич­ной той, кото­рая име­ется на Вра­тах Солнца. На основе соб­ствен­ной системы пери­о­ди­за­ции У. Бен­нетт клас­си­фи­ци­ро­вал моно­лит как ста­тую пери­ода клас­си­че­ского Тиауанако.
Левая рука моно­лита, дер­жа­щая керо. Сни­мок, видимо, был сде­лан вскоре после извле­че­ния моно­лита из земли, так как запе­чат­лен­ный на нем фраг­мент нахо­дится в пре­крас­ном состоянии.

монолит баннета стела

Ред­кая иллю­стра­ция, где можно видеть моно­лит со спины.

Согласно У. Бен­нетту, моно­лит изоб­ра­жает сто­я­щую чело­ве­че­скую фигуру, кото­рая дер­жит керо (цере­мо­ни­аль­ный сосуд) в левой руке и жезл в пра­вой. Среди искусно выре­зан­ных рыб, кон­до­ров, пум и лам он обна­ру­жил и дру­гой рас­про­стра­нен­ный мотив – рас­те­ние, назы­ва­е­мое «flor del Inca» (цве­ток Инки), кото­рое заста­вило У. Бен­нетта думать о путе­ше­ствиях и тор­го­вых свя­зях с тро­пи­ками. Воз­можно, цве­ток Инки – это гал­лю­ци­но­ген­ное рас­те­ние ана­де­нан­тера колу­б­рина, бобы кото­рой исполь­зо­вали инки.

Вскоре У. Бен­нетту при­шлось спешно поки­нуть Боли­вию, так как страна была на грани войны с Параг­ваем. Най­ден­ный моно­лит он оста­вил лежать в раскопе.

Спа­се­ние моно­лита А. Познан­ски.

 

Исполь­зо­вав желез­но­до­рож­ные сваи, чтобы под­дер­жать моно­лит, А. Познан­ски начал копать для того, чтобы рас­крыть спину 20-тонной фигуры. Уче­ный рас­ска­зы­вал в своей книге, как он лежал в иле под моно­ли­том со све­чой в руке и был готов соскре­бать грязь с зад­ней части скульп­туры ног­тями. А. Познан­ски был вос­хи­щен слож­ным ком­плек­сом фигур, кото­рый начал раскрываться.

Извле­че­ние моно­лита из рас­копа.

Копия Храма камен­ных голов, воз­ве­ден­ная по про­екту А. Познански.

А. Познан­ски боялся, что памят­ник может стать лег­кой добы­чей для жите­лей деревни Тиа­у­а­нако, с кото­рыми он открыто вое­вал, или будет испор­чен тури­стами. В 1933 г. он начал в оди­ночку вести пере­го­воры о транс­пор­ти­ровке моно­лита в сто­лицу Боли­вии Ла-Пас пол­но­стью за свой счет. На сред­ства А. Познан­ски была постро­ена спе­ци­аль­ная ветка от желез­но­до­рож­ной линии Гуаки–Ла-Пас до места рас­по­ло­же­ния моно­лита в руи­нах. Полу­чив необ­хо­ди­мые раз­ре­ше­ния, он собрал команду рабо­чих и доста­вил моно­лит в город. Транс­пор­ти­ровка и пере­дача моно­лита были про­ве­дены успешно, и он был поме­щен в южной части музея Прадо на глав­ной улице Ла-Паса.

Хотя страна и город Ла-Пас были заняты вой­ной, при­бы­тие моно­лита вызвало вол­не­ние и стало пред­ме­том горя­чих про­те­стов. Газеты были запол­нены гнев­ными выска­зы­ва­ни­ями белой элиты и бога­тых мети­сов про­тив раз­ме­ще­ния в городе скульп­туры. Ее назы­вали «кус­ком скалы», кото­рый обя­за­тельно при­не­сет непри­ят­но­сти, и урод­ли­вым напо­ми­на­нием о негод­ном неци­ви­ли­зо­ван­ном про­шлом. Тем не менее, раз­да­ва­лись голоса и в защиту мону­мента. Наи­бо­лее важ­ным из них был голос Франса Тамайо (Franz Tamayo), извест­ного поэта и сто­рон­ника индей­цев, кото­рый, напро­тив, видел в ста­туе хра­ни­теля города. Про­те­сты, нако­нец, утихли, и А. Познан­ски совер­шил инже­нер­ный подвиг, чтобы уста­но­вить моно­лит на пье­де­стал посреди ожив­лен­ного про­спекта Ла-Паса.

В 1939 г. А. Познан­ски пред­ста­вил мэрии Ла-Паса про­ект, кото­рый назвал «Пло­щадь аме­ри­кан­ского чело­века». Про­ект пред­по­ла­гал стро­и­тель­ство на пло­щади, при­ле­га­ю­щей к фут­боль­ному ста­ди­ону точ­ной копии полу­под­зем­ного храма Тиа­у­а­нако, в кото­ром моно­лит Бен­нетта будет уста­нов­лен в цен­траль­ной части. Так как А. Познан­ски брал боль­шую часть рас­хо­дов по про­екту на себя, он смог быстро убе­дить город­ские вла­сти и при­сту­пил к работе.

стела баннета

Моно­лит Бен­нетта на Пло­щади аме­ри­кан­ского человека. Фото segue.atlas.uiuc.edu

К 1940 г. идеи А. Познан­ски имели твер­дую под­держку среди боли­вий­ской интел­лек­ту­аль­ной элиты. Однако начав гото­вить пере­вод моно­лита в недавно постро­ен­ную копию храма, он столк­нулся с пуб­лич­ными выступ­ле­ни­ями моло­дой либе­раль­ной элиты и рабо­чих – мети­сов и индей­цев рай­она Мирафло­рес, где был рас­по­ло­жен ста­дион. Пер­вые обви­нили А. Познан­ски в том, что он ино­стра­нец, кото­рый любит играть с насле­дием страны для своей рекламы. Жители Мирафло­рес думали, что моно­лит при­не­сет им несча­стья. Они утвер­ждали, что духи Анд недо­вольны тем, что ста­тую пере­ме­стили с ее места. Они также пред­по­ло­жили, что ее дур­ной глаз может повли­ять на игры, про­хо­дя­щие на ста­ди­оне по сосед­ству. А. Познан­ски при­шел в ярость и отве­тил откры­тым пись­мом, в кото­ром он вос­клик­нул: «Я, апо­стол Тиа­у­а­нако, про­кли­наю вас». Это сразу успо­ко­ило оппо­зи­цию. А. Познан­ски при­вез ремес­лен­ни­ков из города Тиа­у­а­нако в Ла-Пас, кото­рые постро­или камен­ные стены реплики. Затем он пере­вез дру­гие камен­ные фигуры из Тиа­у­а­нако и орга­ни­зо­вал пере­дачу люби­мого моно­лита из музея Прадо в его новый дом.

На про­тя­же­нии мно­гих лет, жители Ла-Паса во всем пло­хом, что слу­ча­лось в городе, обви­няли статую.

 

Воз­вра­ще­ние моно­лита в Тиа­у­а­нако.

Наци­о­на­ли­сти­че­ские лидеры, при­шед­шие к вла­сти после рево­лю­ции 1952 г., напа­дали на А. Познан­ски, когда он был жив, но после его смерти в 1946 г., они охотно при­няли его мне­ние о том, что Тиа­у­а­нако как слав­ное про­шлое объ­еди­няет всех боливийцев.

В свете этого нового миро­воз­зре­ния важ­ные шаги были пред­при­няты пра­ви­тель­ством Боли­вии в 1953 г. по инсти­ту­ци­о­на­ли­за­ции архео­ло­гии, что явля­лось частью задачи инте­гра­ции корен­ного боль­шин­ства боли­вий­цев в обще­ствен­ную жизнь страны. Архео­лог Кар­лос Понсе Сан­хи­нес (Carlos Ponce Sanjines) был само­про­воз­гла­шен­ным пио­не­ром и лиде­ром этого дви­же­ния, в кото­ром наци­о­наль­ная иден­тич­ность была осно­вана на рас­кры­тии и сохра­не­нии общего анд­ского про­шлого. В 1957 г. был учре­жден Боли­вий­ский госу­дар­ствен­ный центр архео­ло­ги­че­ского изу­че­ния Тиа­у­а­нако. Кар­лос Понсе руко­во­дил им в тече­ние четы­рех деся­ти­ле­тий и опуб­ли­ко­вал мно­го­чис­лен­ные эссе, ста­тьи и книги. По сей день он счи­та­ется самым вли­я­тель­ным спе­ци­а­ли­стом в Боли­вии по архео­ло­гии Тиауанако.

По мне­нию К. Понсе, одной из самых боль­ших оши­бок зару­беж­ной науки была пере­дача А. Познан­ски моно­лита Бен­нетта и дру­гих про­из­ве­де­ний искус­ства Тиа­у­а­нако в города, так как их ори­ги­наль­ные кон­тек­сты были изу­ве­чены и стали бес­по­лезны для серьез­ных иссле­до­ва­ний. Эта про­блема стала осо­бенно оче­видна, когда Понсе и его команда архео­ло­гов взяла на себя задачу рас­ко­пок и вос­ста­нов­ле­ния ори­ги­наль­ного полу­под­зем­ного храма (1961–1963). Тогда К. Понсе сето­вал на то, что место моно­лита Бен­нетта оста­ется пустым.

С 60-х гг. XX в. стало наби­рать силу дви­же­ние корен­ных наро­дов за обре­те­ние поли­ти­че­ской и соци­аль­ной вла­сти, заявив­шее о своей потреб­но­сти в авто­ном­ной индей­ской куль­тур­ной само­быт­но­сти. Отверг­нув мечту наци­о­на­ли­стов о вклю­че­нии индей­ских наро­дов в запад­ное обще­ство, Боли­вия начала стро­ить новую модель боли­вий­ской наци­о­наль­ной иден­тич­но­сти, коре­нив­шейся в мно­го­эт­нич­но­сти индей­ских народов.

В 1982 г. Еди­ная кон­фе­де­ра­ция проф­со­ю­зов тру­до­вых кре­стьян Боли­вии отде­ли­лась от поли­ти­че­ских пар­тий, кото­рые создали ее, и стала мощ­ным инстру­мен­том защиты прав корен­ных наро­дов. Новая идео­ло­гия «мно­го­куль­тур­но­сти и мно­го­эт­нич­но­сти» Боли­вии также сыг­рала важ­ную роль в соци­аль­ной акции про­те­ста, орга­ни­зо­ван­ной по всей стране в 1992 г. Еди­ной кон­фе­де­ра­цией проф­со­ю­зов в связи с пяти­сот­ле­тием испан­ского коло­ни­а­лизма в Аме­рике. В рам­ках этих про­те­стов аймары про­вели сим­во­ли­че­ский захват Тиа­у­а­нако и про­воз­гла­сили его сто­ли­цей сво­его нового госу­дар­ства. В Ла-Пасе моно­лит Бен­нетта попал под при­сталь­ное вни­ма­ние обще­ства снова, так как он сим­во­ли­зи­ро­вал иско­ре­не­ние древ­ней тиа­у­а­на­кан­ской куль­туры евро­пей­цами и при­сво­е­ние ее ценностей.

Одно­вре­менно с этими собы­ти­ями был орга­ни­зо­ван семи­нар в Наци­о­наль­ном уни­вер­си­тете Сан-Андрес в Ла-Пасе, чтобы обсу­дить вопрос о репа­три­а­ции моно­лита в «аймар­скую сто­лицу Тиа­у­а­нако». Пять лет спу­стя, в 1997 г., Ассо­ци­а­ция моло­дых спе­ци­а­ли­стов города Ла-Паса сде­лала это дело своим и начала лоб­би­ро­вать в пра­ви­тель­стве Боли­вии пере­дачу моно­лита в его род­ной дом. Неод­но­крат­ные пере­го­воры при­вели к при­ня­тию двух пре­зи­дент­ских ука­зов, раз­ре­ша­ю­щих это пере­ме­ще­ние, но шаги по их осу­ществ­ле­нию не были пред­при­няты до 2000 г., когда архео­ло­ги­че­ский ком­плекс Тиа­у­а­нако был вне­сен в Спи­сок все­мир­ного насле­дия ЮНЕСКО.

Пра­ви­тель­ство Гер­ма­нии предо­ста­вило грант, бла­го­даря кото­ром группа экс­пер­тов был вызвана для очистки моно­лита и под­го­товки его для воз­мож­ного пере­дви­же­ния. Боли­вий­ское пра­ви­тель­ство выде­лило сред­ства на стро­и­тель­ство спе­ци­аль­ного поме­ще­ния для моно­лита. Ста­туе был нане­сен зна­чи­тель­ный ущерб в период почти семи деся­ти­ле­тий забве­ния и раз­ру­ши­тель­ного дей­ствия окру­жа­ю­щей среды Ла-Паса. Моно­лит был в пла­чев­ном состо­я­нии, так как ветер, солнце, экс­тре­маль­ные тем­пе­ра­туры, пти­чий помет и авто­мо­биль­ные выбросы взяли свое. Кроме того, ста­туя на одной из щек имела «пуле­вое ране­ние» в резуль­тате одной из мно­гих пере­стре­лок во время воен­ных пере­во­ро­тов, а также следы от уда­ров и цара­пины. Была создана комис­сия, состо­яв­шая из госу­дар­ствен­ных дея­те­лей, архео­ло­гов и исто­ри­ков искус­ства, кото­рая руко­во­дила вос­ста­нов­ле­нием скульп­туры. Моно­лит вновь стал темой горя­чих спо­ров, отра­жен­ных в прессе, по поводу того, дол­жен ли он быть пере­не­сен в Тиа­у­а­нако или хра­ниться в Мирафлорес.

Чашу весов в пользу воз­вра­ще­ния моно­лита в места архео­ло­ги­че­ских рас­ко­пок скло­нило тре­бо­ва­ние, выдви­ну­тое айма­рами города Тиа­у­а­нако и под­дер­жан­ное лиде­рами айма­ров. Они заявили, что воз­вра­ще­нием моно­лита, кото­рый счи­та­ется свя­щен­ным пред­ком и сим­во­лом их индей­ских кор­ней, пра­ви­тель­ство даст аймар­скому народу ком­пен­са­цию за мно­го­чис­лен­ные обиды, нане­сен­ные их расе колониализмом.

Экс­перт­ную комис­сию по пере­возке воз­гла­вил архео­лог Освальдо Ривера (Osvaldo Rivera).

Высо­кие гости рели­ги­оз­ной цере­мо­нии и руко­во­ди­тели работ. Моно­лит в лесах.

6 марта 2002 г. в полу­под­зем­ном храме моно­лита на пло­щади Техады Сор­сано (Tejada Soriano) у ста­ди­она Эрнандо Силеса состо­я­лась рели­ги­оз­ная цере­мо­ния, на кото­рой амауты (amautas) – пред­ста­ви­тели выс­шего анд­ского духо­вен­ства – попро­сили бла­го­сло­ве­ния у Пача­мамы для пере­возки моно­лита. Цере­мо­нию про­во­дили семь амау­тов. В меро­при­я­тии при­няли уча­стие министр внеш­ней тор­говли, заме­сти­тель мини­стра по туризму, заме­сти­тель мини­стра куль­туры, члены общины Тиа­у­а­нако. Как изме­ни­лись времена!

Нака­нуне назна­чен­ного дня пере­возки – в пят­ницу 15 марта вече­ром сотни людей собра­лись на пло­щади ста­ди­она на насто­я­щий народ­ный празд­ник про­ща­ния. «Лусмила Кар­пио (Luzmila Carpio), индей­ская певица-виртуоз с голо­сом щегла пере­дала им чув­ства про­ща­ния, но для боль­шин­ства это было не совсем про­ща­ние, но вос­со­еди­не­ние, так как моно­лит направ­лялся в дом своих созда­те­лей, туда, откуда он нико­гда не должны был ухо­дить», – отме­чала газета «El Diario».

В эту ночь мэр Ла-Паса в окру­же­нии группы пра­ви­тель­ствен­ных и дипло­ма­ти­че­ских чинов­ни­ков поже­лал моно­литу без­опас­ного воз­вра­ще­ния в свой насто­я­щий дом. Мэр назвал моно­лит стар­шим бра­том города и при­звал не забы­вать о нем. Затем он при­нял уча­стие в ритуале покло­не­ния Пача­маме, кото­рый про­вели амауты, при­быв­шие из Тиа­у­а­нако. После риту­ала амауты объ­явили, что Пача­мама дала согла­сие на то, чтобы «ее ребе­нок вер­нулся домой».

16 марта 2002 г. Ла-Пас про­во­дил камен­ного гиганта в Тиа­у­а­нако. В ста­тье «Ла-Пас ска­зал «про­щай» моно­литу Бен­нетта» газета «El Diario» на сле­ду­ю­щий день писала:

«Около 10000 чело­век при­шли на пло­щадь перед ста­ди­о­ном, чтобы попро­щаться с моно­ли­том Бен­нетта, одним из вели­чай­ших архео­ло­ги­че­ских памят­ни­ков кон­ти­нента, кото­рый оста­вался в сто­лице 69 лет.

Моно­лит Бен­нетта поки­нул город Ла-Пас, чтобы вер­нуться в род­ные места, таким обра­зом закрыв один цикл кос­мо­ло­гии айма­ров и открыв дру­гой, кото­рый будет цик­лом мира и про­цве­та­ния, ска­зали амауты, при­быв­шие из города Тиауанако.

Пло­щадь ста­ди­она после суб­боты нико­гда не будет преж­ней. Мисти­че­ская аура, кото­рую созда­вал моно­лит, исчезла. В 10:05 часов два огром­ных крана и несколько десят­ков рабо­чих смогли снять со своей базы камен­ного гиганта весом 20 тонн».

Моно­лит был пере­ве­зен в гори­зон­таль­ном поло­же­нии на плат­форме, спе­ци­ально постро­ен­ной на гру­зо­вике. Люди бежали рядом с моно­ли­том, раз­ма­хи­вая фла­гами и выкри­ки­вая при­вет­ствен­ные воз­гласы, в то время как он мед­ленно направ­лялся через весь город, чтобы про­ехать затем по всему Аль­ти­плано].

Аймары орга­ни­зо­вали ряд цере­мо­ний, чтобы отме­тить этапы его пути. Пер­вая оста­новка была сде­лана в недавно откры­том Аймар­ском уни­вер­си­тете в городе Эль-Альто (El Alto). Были про­из­не­сены речи, и сту­денты на вело­си­пе­дах при­со­еди­ни­лись к про­цес­сии. Затем моно­лит оста­нав­ли­вался в горо­дах Лаха (Laja) и Там­би­льо (Tambillo), где мест­ные общины айма­ров устро­или ему тор­же­ствен­ную встречу. В городе Тиа­у­а­нако все насе­ле­ние с музы­кой и тан­цами вышло при­вет­ство­вать моно­лит. Аймар­ские свя­щен­но­слу­жи­тели про­вели ритуал, во время кото­рого они про­сили Пача­маму бла­го­сло­вить новый дом ста­туи. Моно­лит был уста­нов­лен в спе­ци­ально постро­ен­ном закры­том поме­ще­нии, кото­рое в насто­я­щее время явля­ется частью архео­ло­ги­че­ского музея и тури­сти­че­ского цен­тра архео­ло­ги­че­ского ком­плекса Тиа­у­а­нако.

Моно­лит Бен­нетта в музее Тиауанако. Фото segue.atlas.uiuc.edu

Собы­тия вокруг моно­лита лидеры айма­ров исполь­зо­вали в своей поли­ти­че­ской борьбе. Когда пресса брала у них интер­вью по поводу воз­вра­ще­ния ста­туи в Тиа­у­а­нако, они каж­дый раз рас­ска­зы­вали исто­рию Тупака Катари, воз­глав­ляв­шего индей­ское вос­ста­ние про­тив испан­цев в XVIII в. Он, как пола­гают, ска­зал: «Я умру, но я вер­нусь, пре­вра­тив­шись в тысячи, чтобы осво­бо­дить наш народ». Аймар­ские лидеры заявили, что Тупак Катари пере­во­пло­тился в моно­лит – «спя­щего гиганта». Об этой легенде не забыли и в 2006 г. на ина­у­гу­ра­ции пер­вого индей­ского пре­зи­дента Боли­вии Эво Мора­леса, когда было ска­зано, что воз­вра­ще­ние Тупака Катари спо­соб­ство­вало победе Мора­леса на выбо­рах.

В раз­рез с этой леген­дой идет мне­ние боль­шин­ства боли­вий­цев о том, что моно­лит Бен­нетта – жен­щина. Жур­на­ли­сты утвер­ждают даже, что такой вывод был сде­лан на основе иссле­до­ва­ний. Неко­то­рые пола­гают, что моно­лит изоб­ра­жает жрицу, но боль­шая часть назы­вает моно­лит Пача­ма­мой[24]. В это трудно пове­рить, так как у моно­лита нет ника­ких поло­вых при­зна­ков. Выгля­дит моно­лит как муж­чина и он весьма схож с дру­гими ста­ту­ями – моно­ли­том Мона­хом и моно­ли­том Понсе, кото­рые счи­та­ются муж­чи­нами. Един­ствен­ный аргу­мент – это де мно­же­ство коси­чек, спус­ка­ю­щихся по спине моно­лита, как у жен­щин «почти исчез­нув­шей общины чипайя (chipaya)»

Новый моно­лит в обнов­лен­ном храме.

 

Когда ори­ги­нал моно­лита Бен­нетта был пере­ве­зен в Тиа­у­а­нако, муни­ци­паль­ное пра­ви­тель­ство Ла-Паса под­пи­сало согла­ше­ние о замене его копией с ана­ло­гич­ными харак­те­ри­сти­ками. Как вре­мен­ное реше­ние в храме был уста­нов­лен моно­лит из цемента, кото­рый к 2007 г., несмотря на посто­ян­ное обслу­жи­ва­ние, стал при­хо­дить в негодность.

Сни­мок сде­лан в июне 2006 г. Фото estrugo

Заклю­чи­тель­ные работы резчиков.

Изна­чально рас­смат­ри­ва­лись два вари­анта копи­ро­ва­ния ста­туи. Пер­вый вари­ант преду­смат­ри­вал исполь­зо­ва­ние слеп­ков, сде­лан­ных Уэн­дел­лом Бен­нет­том в 1932 г., кото­рые были направ­лены в Музей есте­ствен­ной исто­рии в Нью-Йорке. В этом слу­чае копия была бы выпол­нена из син­те­ти­че­ского мате­ри­ала. Дру­гой вари­ант пред­по­ла­гал дове­рить изго­тов­ле­ние скульп­туры из камня масте­рам Тиа­у­а­нако. В итоге муни­ци­па­ли­тет нанял скуль­птора Эдлина Аги­лара Мольендо (Edlin Aguilar Mollinedo).

Замена стелы в целом сто­ила городу 260 000 боли­ви­ано. Город­ские вла­сти зака­зали не про­сто копию име­ю­щейся скульп­туры, кото­рая сильно постра­дала от вре­мени и ван­да­лов. Они захо­тели поста­вить в цен­тре храма ее рекон­стру­и­ро­ван­ный вари­ант, т.е. при­дать стеле тот вид, какой она имела, когда вышла из-под резца мастера. Для этого, по сло­вам их пред­ста­ви­тель­ницы сеньоры Сеси­лии Рамос, «спе­ци­а­ли­стами были про­ве­дены неко­то­рые архео­ло­ги­че­ские иссле­до­ва­ния, ана­лиз доку­мен­та­ции, древ­ней ико­но­гра­фии с тем, чтобы в резуль­тате вос­ста­но­вить ори­ги­наль­ные эле­менты Пача­мамы». Эта работа была завер­шена, когда изоб­ра­же­ния плос­ко­стей стелы были обра­бо­таны на ком­пью­тере и к ним были добав­лены недо­ста­ю­щие фраг­менты, но только после кон­суль­та­ции и оценки каж­дого из них экс­пер­тами из Наци­о­наль­ного управ­ле­ния по архео­ло­гии. Ста­туя выре­зана из цель­ного куска пес­ча­ника. Она имеет высоту 7,3 м и ширину 1,2 м, вес более 18 т. У моно­лита теперь есть «корона» и нос.

стела беннета

На мой вкус, цемент­ный вари­ант был не в при­мер лучше. Новый моно­лит Бен­нетта выгля­дит даже как-то кари­ка­турно. Зато можно хорошо раз­гля­деть орна­менты, кото­рые на ори­ги­нале почти не видны.

Фото Turismo en La Paz

Моно­лит был уста­нов­лен в храме 26 января 2008 г.. Дру­гие ста­туи также были заме­нены. Эти ново­делы не вызы­вают такого непри­я­тия, как «копия» гигант­ского моно­лита, но и их худо­же­ствен­ное вопло­ще­ние далеко от оригинального.
Сам полу­под­зем­ный храм в Мирафло­рес тоже был обнов­лен. Стены храма отлиты из бетона. Головы на них рас­по­ло­жены ост­ров­ками по пять штук в два ряда и в шах­мат­ном порядке. Обра­щает на себя вни­ма­ние вход в храм. Это не при­став­ная лест­ница без перил, как в рекон­стру­и­ро­ван­ном свя­ти­лище Тиа­у­а­нако, а архи­тек­турно выде­лен­ный вход, пор­тал. Новый храм в общих чер­тах похож на храм, сде­лан­ный по про­екту А. Познански.

Трудно ска­зать, насколько это соот­вет­ствует дей­стви­тель­но­сти, но в 2007 г., когда рели­ги­оз­ные цере­мо­нии айма­ров в храме рай­она Мирафло­рес пере­стали быть ред­ко­стью, газета «El Diario» писала: «Сооб­ща­ется, что храм был построен в 40-х гг. рядом со ста­ди­о­ном по осо­бой при­чине, потому что там были обна­ру­жены древ­ние руины и кон­цен­тра­ция энер­гии, кото­рая при­сут­ствует в этом про­стран­стве».

О моно­лите Бен­нетта читайте также в ста­тье «Храм камен­ных голов».

Автор Федо­сья Óлегова.

В НАЧАЛО



ПОСЛЕДНИЕ КОММЕНТАРИИ

ПОЛЕЗНЫЕ НОВОСТИ